На главную страницу uglich.ru
Официальный сайт Администрации и Думы
Угличского муниципального района
www.uglich.ru
На главную страницу uglich.ru
 
ПОИСК ПО САЙТУ
   

Госуслуги
Мои документы
5 Наш информационный партнер - uglich-online.ru
6 Сайт Администрации городского поселения Углич
Газета Угличанин
Угличская газета
bus.gov.ru

Работа в России

Жилые здания


1. Дом быв. Меховых

(ул. Каменская, 4).

    Около площади над обрывистым берегом Каменного ручья возвышается скромный деревянный дом. Он необычен, своим видом неизменно привлекает внимание. Оранжеватый цвет, «загар» бревен на ярком солнечном свету, живая пластика стен, мелкие окошечки – все выдает почтенный возраст. И, действительно, дом Меховых – одно из старейших сохранившихся деревянных жилых зданий России. Большая удача, что подобный памятник есть в Угличе. Вероятно, его построили в первой половине XVIII века (иногда называется и конец XVII).

    Передней стороной дом, как и сейчас, выходил на ручей, где могла быть маленькая улица, а задней дворовой был обращен к большой Масляной улице. Он поднят на подклет. Снаружи, как упоминалось, основу фасада составляют ровные ряды толстых могучих бревен, срубленных «в обло». По фасадам, в соответствии с необходимостью, разбросаны окна. С глухой юго-восточной стороны примыкают вынесенные уборные. Над срубом поднимается крутая тесовая крыша с двумя фронтонами.

    Внутри дом имеет трехчастное деление – теплые жилые покои со стороны ручья, холодная горница и между ними сени. Из сеней наверх ведет крутая лестница с фигурными перилами. В покоях сохранилась русская печь с сюжетными расписными изразцами, погружавшими обитателей в мир далеких стран и легенд. Печь подклета простая, лишь побеленная. Из верхних сеней по широкой и пологой лестнице можно спуститься во вторую часть нижнего этажа, где могла быть торговая лавка. Многое в облике дома сохранилось до наших дней, воссоздано трудами реставраторов и позволяет ощутить средневековую жизнь угличского посада. Ведь все, что здесь есть – лавки с подзорами, полки – бытовало с далеких времен. Эту уникальную возможность дает дом Меховых.

2. Дом быв. Казимировых

(ул. Гражданская, 7).

    На тихой Гражданской улице в глубине дворов находится тоже интересный памятник – бывший дом Казимировых. Как считается, он немного моложе дома Меховых – построен в перв. пол. XVIII века. Наряду с последним он прекрасный образец для характеристики посадской архитектуры XVIII века, в которой, как и во многие предшествующие века, основным материалом оставалось дерево. В общих чертах описываемый памятник идентичен дому Меховых – тот же подклет, тот же план, похожая структура фасада. Но фасад более строг и вертикален.

    С левой стороны примыкало крыльцо, через которое по широкой лестнице можно было подняться на верхний этаж (у дома Меховых все лестницы находятся внутри). Сейчас на месте утраченного крыльца остались ясные следы примыкания – тесовая обшивка «в елочку». Внутри на втором этаже тоже была изразцовая печь, пожалуй, еще более интересная, чем в доме Меховых. Ее убранство включало разноцветные расписные изразцы и сложный многоярусный карниз. Сбоку примыкала лежанка. Сейчас ее изразцы находятся в Русском музее. На потолке комнаты еще одна примечательная деталь – небольшой лепной плафон с двуглавым орлом в центре.

3. Дом быв. Опариных

(ул. Ростовская, 46/2).

    Этот дом – тоже постройка XVIII века, примерно современен дому Казимировых. Как и последний, он принадлежал древней средневековой архитектурной среде (в частности, выходил на Сарайскую улицу, одну из важнейших, от которой начиналась дорога в Ростов).

    В конце XVIII века, при введении нового регулярного плана, он оказался «не у дел», стоящим не по улице, а в огородах. От домов Меховых и Казимировых он отличается целым рядом особенностей и принадлежит к другой группе домов. Начать хотя бы с того, что подклетный этаж этого дома каменный с характерным для XVIII века простым декором – наличниками, поясками, лопатками. Объем состоит из двух частей – жилых покоев и сеней с рубкой «в лапу». Изначально сруб не был обшит. Его особенность составляли могучие ряды бревен. Словно колпак, дом покрывала крутая тесовая четырехскатная кровля. Но в начале XX века стены обшили тесом, старую крышу заменили более пологой. Дом стал куда менее выразительным. Без изменений сохранился лишь нижний этаж. Внутренние покои тоже украшала интересная изразцовая печь.

4. Дом быв. Калашниковых

(ул. Первомайская, 13/10).

    Бывший дом Калашниковых прежде тоже стоял на Сарайской улице, только в начале, а не в конце. И ему повезло больше других домов, выстроенных до введения регулярного плана – он по-прежнему остался на красной линии и вдобавок вышел лицом на небольшую треугольную площадь, созданную для лучшего обзора Богоявленского монастыря. В отличие от перечисленных, дом Калашниковых каменный, хотя и частично.

    Его передняя часть довольно короткая, в два этажа. В ней уже проявились черты ордерной архитектуры, органично связанные с деревянным зодчеством. Так, на углах подклета помещены рустованные лопатки, на окнах простые наличники. Высокий верхний этаж обработан тонкими пилястрами со вставками из расписных изразцов (оригинальный прием в оформлении жилого дома). Наличники трех окон очень хороши на вид. Они выполнены в виде плоской, прилегающей к стене рамки, увенчанной лучковым сандриком. Снизу ему отвечает похожий округлый фартук.

    В угловые выступы тоже вставлены изразцы. Вглядываясь в фасад, поражаешься непосредственному и простому восприятию ордера. И наличники, и пилястры, и руст словно, струятся, лепятся по фасаду дома, произвольно изгибаясь, принимая самые тонкие и мягкие профили. Малюсенькие тяги, волютки кажутся ювелирной работой. А весь фасад напоминает лицо с дружелюбно открытыми глазами. Домик словно сошел с лубочной картинки, он совершенно особое создание архитектуры. Сзади, как это ни удивительно, примыкает крупный деревянный объем, сообщающий дому трехчастный план. Здесь примечательны могучие округлые бревна. Сбоку скромное тесовое крыльцо. До начала ХХ века над домом была высокая тесовая кровля, но ее заменили более пологой. Дом тщательно отреставрирован и радует глаз. Еще он известен тем, что в нем родился и вырос известный механик-теплотехник, конструктор паровых машин Василий Иванович Калашников. Это был его родовой дом.

5. Дом быв. Одинцовых

(ул. Первомайская, 16).

    Напротив дома Калашниковых во дворе стоит еще один каменный дом середины XVIII века. Он отличается тем, что весь каменный. Фасад более строг и правилен, но по композиции близок дому Калашниковых. Здесь те же угловые лопатки, пилястры, тонкие пояски, но они наделены привычными пропорциями. Наличники совсем другого типа. Они близки столичному петербургскому барокко и творчеству прославленного архитектора Ф.Б. Растрелли. Нижние в виде простых рамок с угловыми выступами и замковыми камнями. Плоские рамки верхних усложнены фигурными фартуками, консолями.

    Над замковым камнем возвышается лучковый сандрик. В деталях фасада меньше сказалось творчество провинциальных мастеров. Они во всем следовали присланному из столицы «примерному» проекту. К сожалению, после введения регулярного плана, дом оказался глубоко во дворе, обращенным задней стороной к улице. Главный фасад стал недоступен. К тому же дом претерпел много перестроек. Так, были растесаны окна и сбиты многие наличники. Заменена крыша. Один обветшавший угол разобран и заменен деревянным. Но все равно дом Одинцовых остается интересным памятником архитектуры, одним из старейших в Угличе, и ждет реставрации.

6. Дом быв. Серебренниковых

(ул. Ярославская, 14а).

    В переулке, отходящем от Ярославской улицы, около современного рынка можно увидеть уникальное здание. Оно интересно не только своей архитектурой и возрастом (около 250 лет), но и замечательной историей. Этот дом на протяжении почти века был культурным центром города, где встречались любители старины, местная интеллигенция. Его хозяевами были купцы Серебренниковы. К ним принадлежал Фока Серебренников (Григорий Дмитриевич Тихомеров) – один из составителей Угличского летописца, автор ряда литературных произведений, видный деятель старообрядчества.

    Его труды стали настоящим зеркалом «старого Углича», по которому мы можем узнать чаянья, мысли угличан на протяжении нескольких веков, понять городскую идею. Кроме того, они оставили яркую картину провинциальной жизни XVIII века, стали одним из важнейших источников по истории Углича. Его племянник Иван Петрович Серебренников и его сын Василий Иванович на протяжении XIX века продолжали дело предшественника. Они собрали значительную коллекцию древних документов, библиотеку, подготовили большое число статей по истории Углича для столичных и губернских изданий. Первые подали идею возвращения ссыльного колокола в Углич, создания музея, библиотеки, театра, газеты.

    В доме останавливались крупные общественные деятели середины XIX века М.И. Погодин, С.Т. Аксаков, с которыми Серебренниковы поддерживали переписку. Потом в конце XIX века эстафету служения родному городу переняли Евреиновы и другие, которым удалось осуществить все начинания, продолжить собирательскую и научную работу. Даже если бы в доме не жили Серебренниковы, он все равно был бы примечателен – как архитектурный памятник, один из старейших домов города. В отличие от дома Одинцовых он имеет протяженный фасад, располагавшийся вдоль древней Мостовой улицы, шедшей в юго-западном направлении от уже упоминавшейся Масляной. Членения фасада тоже отмечены пилястрами и узкими поясками. Центр дома в два окна, увенчан лучковым фронтоном. Боковые части, каждая в три окна, обработаны роскошными наличниками, напоминающими убранство дома Одинцовых. Подклетный этаж украшен просто. Со двора раньше примыкала внушительная деревянная пристройка, рубленная «в лапу», делавшая дом г-образным в плане. Над ним поднималась традиционная тесовая кровля.

7. Сельцо Григорьевское

(ул. Кирова, 1).

    Памятник, о котором сейчас пойдет речь, заслуживает особого рассказа. Хотя бы потому, что это не городской ансамбль, а дворянская усадьба, и он не вписывается в предлагаемый здесь ряд. Но с другой стороны, он слишком тесно связан с городом, в настоящее время даже вошел в его границы и потому с этими оговорками его можно привести в числе городских домов. В архитектурном плане он просто исключителен. Эта исключительность выражается в том, что он является одной из ранних провинциальных усадеб дворцового характера, одной из крупнейших в Ярославской губернии, где не было широкого усадебного строительства, и первой в Угличе постройкой в стиле классицизма, причем самой лучшей, основанной исключительно на столичных образцах, «чистоте» стиля, равной которой уже не будет.

    И еще легенда, придающая усадьбе ореол таинственности. По значению в истории и архитектурной летописи города Григорьевское стоит в одном ряду с Палатами удельных князей и их можно воспринимать, проводя некоторые параллели. Что же такое сельцо Григорьевское, еще известное под именем «Супоневский дворец»? Когда-то в удельные времена там на левом берегу Волги напротив кремля стоял княжеский кормовой двор, где хранились и заготавливались припасы. От него по до сих пор бытующей легенде в кремль под Волгой вел тайный подземный ход, позволявший защитникам получать все необходимое во время осады и делать неожиданные вылазки. Между двором и Волгой был небольшой водоем, именуемый Царским озером. В нем держали рыбу, выловленную для княжеского стола. Потом, вероятно, от разорения Углича поляками, двор исчез, но память о нем сохранилась.

    Спустя много лет в 1767 г. город посетила Екатерина II, и это посещение, как видно, не осталось без последствий, так как уже вскоре в 1769 г. на месте древнего Кормового двора начинается крупнейшее строительство. Быстро и неожиданно для угличан прямо напротив города возводится пышный дворец и, причем, для местного малоизвестного дворянина Петра Никитича Григорьева. Как тут не появиться слухам! А они, может быть, были не безосновательны. Поговаривали, что Григорьев, бывший на строительных работах в Царском селе, по договору с императрицей усыновил дочь покойной Елизаветы Петровны от тайного брака с Алексеем Разумовским. Для этого Григорьеву были даны деньги. Он должен был построить усадьбу, достойную царской дочери, а затем выдать ее замуж за местного помещика и тем навсегда полюбовно оградить от престола. Достоверно известно, что у Григорьева была дочь Ольга Петровна. Она вышла замуж за Николая Авдиевича Супонева, к которому и перешла усадьба. Их сын Авдий Супонев дослужился до чина генерал-майора, во время войны 1812 г. был владимирским губернатором, что было ответственно и почетно, так как во Владимир бежало московское дворянство.

    Он был лично знаком с императорами Павлом I и Александром I. Так что легенда не случайна и заслуживает серьезного рассмотрения. Усадьба, вероятно, была построена в 1770-х гг., но ее изначальный облик известен плохо. Примечателен только внушительный, но сейчас полуразрушенный дом, который по праву, особенно в провинции, может называться дворцом. Он двухэтажный, обращен к Волге и городу протяженным плоским фасадом. Одна эта стена в шестнадцать осей может говорить о высоком таланте автора проекта, которым мог быть один из ведущих столичных архитекторов. По всей плоскости кроме окон помещены лопатки, ниши, сложный изящный карниз. Концы отмечены легкими заметными лишь вблизи ризалитами. Тоже протяженные боковые стороны в десять окон обработаны похожим образом – тот же строгий и мягкий раннеклассический декор. Противоположная городу сторона воспринимается главной.

    В центре помещен глубокий двор-курдонер, а боковые части образуют выступы. Здесь в нижнем этаже вертикали лопаток сменяет руст. В выступах могли находиться входы. И ничего – ни портика, ни балкона, ни фронтона на крыше, а все, между тем необычайно парадно и выразительно. Так и видится в мягкости и благородстве форм какое-нибудь итальянское палаццо. И еще скажем и оговорим особо – в чертах здания нет никакого провинциализма, огрубления, никакой дани стойко жившему в городе средневековью, – все идеально, правильно и ново. Так что был не только хороший проект, но и не менее хороший присмотр. Чего не скажешь об известной и тоже руинированной усадьбе Н.И. Тишинина под Рыбинском, для которой проектировал сам В.И. Баженов, но местные мастера испортили весь эффект.

    В усадебном доме Григорьева были интересные интерьеры. В частности, вестибюль с лепными пилястрами и, очевидно, фальшивым сводом и странная «Китайская» комната – модная дань времени, композицией и деталями напоминавшая залы Китайского дворца в Ораниенбауме, построенного архитектором А. Ринальди. О том, каким с самого начала был парк, напоминает лишь один маленький план со сложной и смутной системой аллей. Несомненно, были и разные беседки, павильоны.

    Потом на рубеже XVIII-XIХ веков Григорьевское, уже не удовлетворявшее владельцев, претерпевает два этапа перестройки – сначала с боков к главному дому были пристроены симметричные галереи, флигели и хозяйственные постройки, образовавшие боковые крылья. Потом их и главный дом украсили внушительными портиками. Перестройка укрупнила ансамбль, но при этом огрубила и исказила главный дом – он остался целым, но пристройки отличались низким уровнем, были выполнены неискусными мастерами, плохо понимавшими и знавшими классическую архитектуру. Тогда претерпел изменения и парк.

    С северной стороны было создано нечто, заслуживающее внимания, – там протянулся ряд лип, зеркально и укрупненно повторявший мотив дома. Вот курдонер, выступы, вот крылья и между ними живописно протянулись аллеи. А перед домом широкая площадь, изрезанная бугорками. Около парка создана сеть прудов, соединенных каналами, в них среди воды на островках стояли статуи Венеры, Дианы, Самсона. Было и многое другое, некоторые называют даже театр. Но уровень усадьбы в это время был уже не тот. На это могут указывать летавшие в зимнем саду раскрашенные воробьи, игравшие роль заморских птичек.

    Еще один штрих. Супоневы, очевидно вращались в столичных кругах, имели много знакомых. Среди последних были знаменитый герой Отечественной войны 1812 г. генерал-майор Павел Александрович Тучков и тоже герой, но только Крымской войны 1853-1856 гг. вице-адмирал Владимир Алексеевич Корнилов. Они, такое совпадение, останавливались у Супоневых и венчались в стоявшей рядом почти вплотную к усадьбе городской Введенской церкви – в 1817 и 1837 гг. Потом судьба усадьбы сложилась печально – с середины XIX века менялись владельцы, она постепенно рушилась, ветшала, но все это было не существенно. В начале ХХ века, возможно, наметилось возрождение. По крайней мере, начались небольшие работы по перестройке.

    Но тут грянула революция, и в сельце Григорьевском разместили колонию душевнобольных им. Семашко. И при этом начали крушить интерьеры, строить на территории новые чуждые здания. Упомянем хотя бы о появившихся тогда и позднее на площади перед «дворцом» помойных ямах, ледниках, бараках и водоразборной колонке, будто бы не было другого места. Исчезает «Китайская» комната. Потом в 1930-х гг. пришел Волгострой. При строительстве шлюза было срыто Царское озеро, вместо него под стенами дома прошел огромный судоходный канал, отрезавший одно крыло. Была разрушена прилегающая левобережная часть города с Введенским храмом. Потом в доме был клуб водников, жилые квартиры…

    И вот уже более двадцати лет стоит он открытый всем ветрам. Что мы имеем теперь? На одиноком диком пустыре стоят стены дома и состарившаяся, но все еще ровная зеленеющая каждой весной стена парка. Больше ничего. Может все так и уйдет, постепенно вымрет, разрушится, а может, есть перспектива восстановления, ведь дом еще можно спасти. Сильное повреждение пристроенных боковых частей открывает возможность возвращения изначального облика.

8. Дом быв. Зиминых

(пл. Советская, 4).

    Рядом с Воскресенским монастырем и церковью Рождества Иоанна Предтечи уже не ожидаешь увидеть что-то значительное, а между тем, непосредственно напротив них находится крупный классицистический ансамбль – имение купцов Зиминых. Конечно, по сравнению с упомянутыми выдающимися памятниками оно всего лишь статист, но прекрасно организует площадь и самостоятельно тоже достойно осмотра. Зимины были одними из богатейших угличских купцов. Они владели кожевенными, полотняными заводами, торговали с иностранцами, занимались поставками в армию. Поэтому не случайно их дом необычно велик для Углича. Он выстроен в начале XIX века. Двухэтажный, одиннадцать окон по лицу.

    Над центральной частью поднимается мезонин. Фасад на редкость внушителен. Он включал двухъярусный портик из боковых сдвоенных колонн и одинарных средних. В нижнем ярусе они были особенно массивны и несли огромный балкон с точеными балясинами. Фасад мезонина полностью свободен и открывает зрителю свой широкий массивный «лоб». Углы дома обработаны рустом, а окошки невероятно высоки. С задней стороны дом имеет небольшой двор и принимает п-образный план. И здесь всецело можно ощутить колоссальные размеры здания – в бесконечном измельчении в его этажи врезано целых три яруса антресолей.

    Нижний этаж перекрыт сводами и мог использоваться под склады, а второй с просторными и высокими залами служил для парадного быта владельцев. Не удовлетворяясь большим основным домом, слева и справа от него возвели симметричные одноэтажные флигели с треугольными фронтонами, а между домом и ими – ворота с колоннами. Получилась своеобразная и внушительная городская усадьба, настоящий «купеческий дворец». Не случайно ему было дано имя – «Зимин двор», которым называли его горожане. Хотя формы дома несовершенны и грубоваты, далеки от чистоты, угличане, видимо, гордились им, и всякий раз выставляли напоказ высокопоставленным гостям. И Зимины принимали у себя императоров Николая I и Александра II, великих князей Николая и Михаила Николаевичей, когда они посетили Углич. По роду своей деятельности Зимины оказались в Санкт-Петербурге, а огромный богатый дом в 1876 г. продали городскому обществу. В него было переведено Городское трехклассное училище. Своеобразным приемником его была находившаяся тут до недавнего времени базовая школа.

9. Дом быв. Шапошниковых

(Красноармейский бульвар, 15).

    В другом конце города на волжской набережной находится один крупный особняк, своим видом напоминающий дом Зиминых. Он принадлежал купцам Шапошниковым и был построен в 1821-1825 гг. Сходство не случайно, так как для формирования регулярной городской среды из столицы присылались образцовые проекты, которые не грех было использовать помногу раз, а результат ничем не напоминал современное типовое строительство – каждый дом все равно получался на свое лицо.

    Мы видим, что число окон сократили до девяти, отказались от портика и вместо него сделали легкий ризалит, но мезонин воспроизвели с большой точностью. Фасад получился более простым и благородным, чем у предыдущего здания, и по-своему тоже достоин внимания.

10. Дом быв. Серебренниковых

(ул. Ярославская, 12/13).

    Снова эта фамилия, но не стоит удивляться, так как она была очень распространена в городе, и в этом же квартале жило еще много родственников и однофамильцев. Дом принадлежит к числу первых выстроенных при введении регулярного плана на рубеже XVIII-XIX веков. В нем жила наиболее богатая купеческая ветвь рода. Основой для него послужил образцовый проект архитектора Ивана Лема, автора плана Углича. По нему здание получило ровный компактный объем, окна, обработанные рамочными наличниками (нижние с угловыми выступами), по углам лопатки и вверху карниз с сухариками.

    В скаты кровли врезан небольшой мезонин. Наверно, каждый бы прошел мимо непритязательного и довольно грубого особняка, если б не одна деталь – со двора немного позднее к нему пристроили крупную полуротонду для лестницы. Она то и сделала дом на редкость выразительным. По округлому объему прошли лопатки, колонны, пилястры, над деревянным верхним ярусом примостился куполок. Дом, поставленный на видном месте рядом с пожарной каланчей, образовал много живописных ракурсов, прекрасно смотрится издали – с подножия Огневой горы и с современного рынка.

11. Дом быв. Выжиловых

(ул. Октябрьская, 9).

    Одна из старинных купеческих усадеб достойна особого внимания. Дело в том, что это не обычный жилой дом со службами, а целый… старообрядческий монастырь. Да монастырь! В общем, такой же, как Алексеевский, Богоявленский, только без глав и колоколен, с тайными кельями и храмами, скрытыми за высокими стенами. Выжиловы были не только одними из богатейших купцов города, владельцами писчебумажной фабрики на реке Улейме, кожевенного завода, многочисленных лавок и домов, но и известнейшими в округе старообрядцами, создавшими крупную общину Федосеевского согласия.

    И это не случайно, так как в Угличе старообрядцев было много, он стойко хранил традиции. В ряде богатых домов были маленькие моленные и храмы, а тут у Выжиловых собирались староверы со всей округи. В молельнях было много икон древнего письма и, как в обычных церквах, – росписи. В усадьбу входил главный дом, сохранившийся до нашего времени.

    Он двухэтажный каменный, построен в конце XVIII века. Фасады украшены пилястрами, поясками и городковым карнизом, окна обработаны рамками и фартуками. По соседству стоит угловой одноэтажный флигель, перешедший позднее к другим владельцам. Он по убранству прост, но достоин внимания. Привлекают частые пилястры и арочные окна. Дворовый флигель сильно обветшал и по архитектуре не примечателен. Но выжиловский монастырь уже не произведет впечатления, так как ограда и многие постройки сломаны, дома перестроены и не сохранили следов прежнего быта.

12. Дом быв. Скорняковых

(ул. Октябрьская, 8/16).

    Почти напротив дома Выжиловых стоит очень похожий двухэтажный дом. Видимо, первоначально он принадлежал брату владельца соседнего дома Михаилу Васильевичу Выжилову, а затем перешел к Скорняковым. Здание более интересно в архитектурном плане. Тоже двухэтажное, в семь окон. Фасад выразительно членят два ряда пилястр, создающих впечатление настоящей колоннады. Их тоже венчает карниз с нишами и городками.

    Очень хороши закругленные углы, создающие сильные акценты, тем более что дом угловой. Без них фасад был бы слабоват. И еще, если мы внимательно приглядимся к стенам, то заметим следы нарисованных гирлянд, когда-то украшавших пространства между окнами, – такая типично-классическая декоративная деталь. Раньше справа от дома стоял двухэтажный флигель в три окна, укрупнявший усадьбу.

13. Дом быв. Переславцевых

(ул. О. Берггольц, 9).

    Этот дом, пожалуй, самый интересный памятник классицизма в Угличе. Он сложен и привлекателен, каждый ракурс и деталь рождают новые нюансы. И он таит множество загадок. Его построили в 1804 г. угличские купцы Переславцевы. Они известны тем, что в 1737 г. на левом берегу Волги основали крупную писчебумажную фабрику, которая, переходя от одного владельца к другому, просуществовала вплоть до 1912 г.

    Дом построен на основе какого-то образцового проекта, но сколько таланта и старания приложили мастера! Прежде всего никто не подумает, что монументальный и крупный объем выстроен из дерева и всего лишь оштукатурен, что фактически отказавшись от деталировки, можно создать такой эффект насыщенности и богатства. В этом загадка и необычайная красота дома, который без преувеличения можно назвать провинциальным шедевром. Он в один этаж, поднят на высокий каменный цоколь, а сверху увенчан широким мезонином. Таков основной объем. С фасада пристроена терраса, на ней возвышаются шесть колонн ионического ордера. Они и массивный фронтон формируют центр дома, на который приходится пять окон.

    С боков огромного портика выступают маленькие крылья в два окна. Над выбеленными стенами по бокам мезонина и за фронтоном простая скатная кровля. И больше ничего. Дом словно простая геометрическая фигура. Мы не увидим поясков – стена слитна, – каких-то гирлянд, сандриков и других суетных деталей. Все максимально просто и обусловлено только потребностями классического стиля. К ним относятся небольшие арочки на стилобате, поясок карниза и рамочки окон. Но разве это значительно. Из лепнины только каноничные правильные капители и их вполне достаточно. Еще за колоннами проскользнет балкончик с тонкими балясинками.

    На карнизе появятся дентикулы – простые деревянные сухари. Не только дерево стен скрывает штукатурка, но и колонны на деле оказываются еще более хрупкими дощатыми кожухами, одетыми на жерди. Но это не фальшь. Малейшее членение дома принадлежит дереву и не применимо к камню. Штукатурка становится только дополнительным штрихом, – подобно корпусу часов, ведь никто не подумает, что метал сплошной.

    Дом занял ответственное место на малой торговой Вознесенской площади. Когда-то она была свободной и украшена двумя храмами – маленьким уютным Вознесенским и огромным монументальным Филипповским – одним из главных акцентов регулярного плана. Потом был создан другой ансамбль – дом не менее хорошо смотрелся на фоне зелени парка. Но видно не везет Угличу с деревянной архитектурой. Интересных построек в стиле классицизма было мало, и все они погибли в течение ХХ века. Последним стал дом Переславцевых – он, самый лучший, сгорел в начале 1990-х гг. спустя десять лет был разобран и отстроен заново. Но в современном виде он остается лишь бледной копией старого дома, памятником его красоте.

14. Дом быв. Серебренниковых

(ул. Ярославская, 27/25).

    В первой половине XIX века в Угличе получили широкое распространение некоторые проекты петербургского архитектора Луиджи Руска из альбомов образцовых фасадов. В частности можно назвать дома с тремя арочными нишами в центре фасада, до сих пор встречающиеся на улицах города. К ним принадлежит и дом на углу улиц Ярославской и Свободы, построенный примерно в первой четверти XIX века и в разное время принадлежавший Ожеговым, Раевским, Серебренниковым, Поповцевым.

    Из всех подобных домов он особенно хорош. В два этажа, фасад с легким выступом в средине, как раз, отмеченный теми самыми тремя арками, увенчанными фигурными замковыми камнями. Перед ними балкон с узорными перилами. Боковые части дома обработаны тройными «италианскими» окнами, теперь уже редко встречающимися. Перед крышей фронтон с широким слуховым окном и такой же с боковой стороны, которая тоже является фасадом. И чудо… со стороны улицы Свободы еще стоит маленький флигель, а со стороны Ярославской – каменные ворота. Так что усадьба сохраняет целостность.

15. Дом быв. Четвертухиных

(ул. Ростовская, 35/2).

    Похож, но более скромен дом Четвертухиных на углу улиц Ростовской и Шаркова. Он только в пять окон, но с тремя арками, в которые погружены средние окна. Над боковыми верхнего этажа появляются крупные замковые камни. С двух дворовых сторон примыкают стеклянная терраса и крыльцо.

    Интересно положение дома в городской застройке. Он выходит на треугольную площадь у Богоявленского монастыря, от которой в разные стороны идет целых пять улиц. К тому же он виден почти от самого конца Февральской улицы. Это создает необычайное число ракурсов. Положению отвечает и намеренное смещение маленького деревянного фронтона от центральной оси дома.

16. Дом быв. Русиновых

(ул. Ленина, 19/18).

    Дом Русиновых, стоящий на оживленном перекрестке, отличается от предыдущих некоторой замкнутостью, строгостью. Два одинаковых фасада оформлены на основе все тех же образцовых проектах архитектора Л. Руска. Они имеют семь осей. Над крайними окнами верхнего этажа помещены филенки, средние все также погружены в ниши.

    Над карнизом поднимается скатная кровля, почти равная по высоте самому дому. Над фасадами два тесовых фронтона. Привлекателен четкий и простой вид дома. Он прекрасно оттеняет великолепие и перенасыщенность стоящих напротив домов Истоминых и Виноградовых.

17. Дом быв. Опариных

(ул. Опарина, 5).

    Последним из этой серии упомянем скромный дом Опариных (однофамильцев или родственников предыдущих). На его фасаде остается пять осей, а все членения и детали отличаются некоторой простоватостью. Над нижними окнами замковые камни, а у арок верхних появляются пилястры. Основное значение дома в другом – в нем в 1894 году родился известный советский ученый-биохимик академик Александр Иванович Опарин, автор фундаментального труда «Возникновение жизни на земле». В честь него в 1980 году названа улица, на которой находится дом.

18. Дом быв. Омячкиных

(ул. Ленина, 28).

    Другой образцовый проект Луиджи Руска послужил для одноэтажного, но на редкость внушительного дома Омячкиных. Он имеет протяженный объем, поднят на низенький цоколь. Средний выступ отмечен одной широкой нишей. Выше поднимается профилированный карниз. Вот и все, что можно сказать, но дом производит сильное впечатление. Еще рядом сохранились ворота с парными колоннами, придающие дому оттенок монументальности.

    Омячкины были крупными производителями кирпича, из которого построены многие угличские дома, но, кроме того, их семья дала городу известного патриота и общественного деятеля Леонида Федоровича Соловьева, петербургского купца и почетного гражданина города Углича. Хотя его жизнь прошла вне Углича, он сделал очень много на благо родного города: его стараниями был возвращен из Сибири ссыльный колокол, началось строительство железной дороги, которая должна была соединить Углич с Москвой и Рыбинском, создано Петербургское общество угличан. Кроме того, Леонид Федорович был знатоком угличской старины и написал книгу «Краткая история города Углича», которая до сих пор остается самым целостным и подробным пособием по истории Углича.

 



Памятные даты Углича

16 декабря 1935г.  
- 82 года назад
Принятие решения о ликвидации Леонтьевской и Воскресенской церквей

20 декабря 1988г.  
- 29 лет назад
Умер Алексеев Николай Васильевич

27 декабря 2004г.  
- 13 лет назад
Центральный банк РФ выпустил монету серии «Золотое кольцо»

28 декабря 1990г.  
- 27 лет назад
Реорганизация школьного детского дома

31 декабря 1971г.  
- 46 лет назад
Ввод в эксплуатацию реконструированного здания библиотеки



 
НАШ РАЙОН ГЛАВА РАЙОНА АДМИНИСТРАЦИЯ РАЙОНА ДУМА РАЙОНА МУНИЦИПАЛЬНЫЕ УСЛУГИ ОФИЦИАЛЬНО НОВОСТИ
ТУРИЗМ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯМ ИНТЕРНЕТ-ПРИЁМНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ ОЧЕРЕДЬ
ПОИСК  
© 2003-2016 г. Администрация Угличского муниципального района
Условия использования информации
Информация о разработчика
Полезные ссылки
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Версия для печати