На главную страницу uglich.ru
Информационный портал
Угличского муниципального района
www.uglich.ru
На главную страницу uglich.ru
 
ПОИСК ПО САЙТУ
   

1 Нефтино
Книга Памяти Угличского района

Госуслуги
Мои документы
5 Наш информационный партнер - uglich-online.ru
6 Сайт Администрации городского поселения Углич
Газета Угличанин
Угличская газета

За колючей проволокой Бухенвальда



11 января 2012г. // Угличская газета

«Я не помню того, что показывали вчера по телевизору, но ЭТУ память не вырезать, не прогнать, она сидит глубокоглубоко внутри. И ни время, ни люди не способны излечить это...» Оттомар РОТТМАН сейчас живет в Ваймаре, в целой Тюрингии их осталось всего двое - бывших узников концлагеря Бухенвальд. И каждое его слово отдается у меня внутри гулким ударом. Это, оказывается, очень сложно - передать словами все то, что чувствуешь в тот момент, когда человек, которому в декабре исполнилось 90 лет, рассказывает о своей молодости, прошедшей за колючей проволокой концлагеря.

Умногих уже есть такое ощущение, что война давно осталась позади. Страшное прошлое мало значит для светлого будущего, а людей, которые так или иначе были связаны со Второй мировой войной, остается с каждым годом меньше и меньше. И самое малое, что мы можем для них сделать, - это знать и помнить.

В России мне неоднократно удавалось встречаться с ветеранами. В Германии это довелось впервые. Оттомар Роттман был военнопленным Бухенвальда. Уроженец Германии, он оказался в концлагере наравне со всеми остальными - украинцами, поляками, русскими...

Рассказывает свою историю немец не спеша. О том, как работал подпольно против фашистской Германии, как в семье постоянно были антигитлеровские настроения. В самом лагере Оттомару повезло, если в таком случае подобное слово уместно: он попал в карантинблок, где работал с бумагами.

Однажды он шел с утра на работу и увидел в лагере ребенка. Мальчик был лет восьми. На рабочем месте он отважился задать вопрос коменданту:

- Что здесь делает ребенок?

- А что здесь делаешь ты?! - был грубый ответ.

Только после этого к нему пришло осознание, что малыш был точно таким же пленником, как и все остальные. Ребенка звали Степан, был он из Запорожья, очень быстро освоил немецкий язык и частенько прибегал к Оттомару за бумагой и карандашами.

- Ну, а что с ним было делать? - пожимает плечами Оттомар.

- Ребенок же, ему рисовать хотелось. Не вяжется детство с таким страшным местом, ну никак не вяжется.

Степку оберегали всем коллективом. «Штопка», а именно так звали пленные мальчишку, был не единственным маленьким заключенным. Эта тема не так популярна для обсуждения, ведь по официальным данным в Бухенвальде ни детей, ни женщин не было. Однако малые постоянно появлялись там: кого-то привозили с родителями, кто-то попадал под руку. Буквально перед приходом американцев (они появились после того, как заключенные подняли восстание и освободились) многих военнопленных увезли из Бухенвальда. Степка оказался среди тех, чья судьба неизвестна.

- Я ему говорил, чтобы он держался своих, - рассказывает Оттомар, - все-таки с русскими ему было спокойнее. Их увезли на больших машинах. и, кто знает, вполне возможно, что увезли в другой концлагерь. Я этого так никогда и не узнал.

Сейчас Оттомар с грустью вспоминает своего Штопку. Они больше никогда не встретились, и уже вряд ли эта встреча состоится. Но на всю жизнь он запомнил глаза ребенка - то, что было самым теплым в этом страшном месте.

Впрочем, если волю и свободу военнопленных сломить удалось, то доброе и светлое, что называется дружбой, солидарностью, взаимовыручкой, отнять фашистам было не под силу. На вопрос, что же помогало оставаться человеком в таких нечеловеческих условиях, ответ был простой - другие люди, которые всегда были рядом.

- Только интернациональная солидарность, только она, - говорит бывший заключенный, - мы оставались людьми благодаря друг другу. Как ни страшно звучит, но такое место сближало нас. Нам всем было одинаково плохо, вне зависимости от национальности, веры или политических убеждений. Если я курил сигарету, то курил я ее не один - делил на всех, не спрашивая, в кого мой товарищ верит - в Бога или в Карла Маркса. Мы были все вместе - христиане и коммунисты, немцы и русские.

Однажды Оттомар стоял у окна в бараке, он задумался о том, где в тот момент находилась его семья. Один из его товарищей подошел сзади и положил ему руку на плечо.

- Вся твоя поддержка здесь, - сказал ему друг, - не надо ничего ждать со стороны.

«Jedem (1а8 seine» - это написано на воротах Бухенвальда. Каждый день тысячи людей видели эту надпись. «Каждому свое» - что значат эти слова? Чем люди заслужили такую жестокость, которая была не просто необоснованна, а более того - бесчеловечна? Ответа на этот вопрос нет.

Ваймар - город, в котором я сейчас живу, - находится в пяти километрах от Бухенвальда. Это исторический, маленький, культурный город. Наверное, мне никогда не понять, как могут вязаться друг с другом такие противоположности одного места: с одной стороны - высокая культура, образованность и утонченность, с другой - все горожане знали о жестокости, творившейся в нескольких километрах от них, и никто никогда ничего не предпринял. Мало того, как с некоторым чувством стыда рассказывал Оттомар, никто не пытался сбежать из концлагеря, просто потому что бежать было некуда. в городе никто бы не помог военнопленным.

Мы поднимаемся на высокую гору, где стоит Бухенвальд. Дует сильный ветер, гид рассказывает, что здесь всегда очень холодно. Мы проходим мимо бывшего зоопарка, где во время страшной войны жили медведи, которые развлекали нацистов и их семьи. Живо себе представляешь, как вот тут еще по первому снегу бегают дети эсэсовцев и кидают еду медведям, а буквально в десяти метрах начинается колючий забор, за которым открывается ад. Если ад и существует, то он именно здесь, в том месте, где человек перестает быть человеком.

А ведь в концлагерях работали люди, которые ничем особенным не отличались от других людей. Мы ходим по выставочному залу, смотрим фотографии. На снимках молодые ребята, которые улыбаются в объектив фотографа. Две руки, нос, глаза, улыбка - все, абсолютно все, как у всех. а в голове не укладывается: ну как, КАК они могли издеваться над своими же соотечественниками, над пленными из других стран, над теми, кто оказался в худшем положении? Кажется, что фашисты должны были быть другими. Бесчеловечность плохо вяжется с приятной внешностью.

Далее - фоторяд со снимками коменданта Бухенвальда. На фото мужчина, на коленях которого сидит счастливо смеющийся ребенок. Подпись к фотографии гласит: «Papi macht witzchen» - папа шутит. И почему-то накатывает тошнота. Хочется быть где угодно, но только не здесь. Хочется не знать, не видеть, не слышать и не представлять.

Выставка продолжается работами самих военнопленных. Здесь выставлены картины, которые были нарисованы заключенными в разные годы. На некоторых бытовые зарисовки, кто-то вспоминает красивые пейзажи, где-то висят картины, показывающие другую жизнь, по которой люди так скучали.

Оттомар рассказывал, что творчество в Бухенвальде не воспрещалось, особенно хорошо получившиеся картины эсэсовцы забирали домой. Он вспоминает, как среди них был оперный певец из Вены. Под Рождество, когда особенно хочется верить в чудо, товарищи попросили его спеть.

- Карл, пожалуйста, - закрывая глаза, вспоминает Роттман, - спой. Сначала он отказывается, а потом начинает петь. Длится это недолго. Карл падает на колени и начинает плакать. Как же мы тогда мечтали о свободе.

До долгожданной свободы дожили немногие. Оттомар Роттман оказался среди них. Всю оставшуюся жизнь он посвятил тому, чтобы страшную историю не забывали. Он до сих пор по возможности встречается с молодежью, чтобы рассказывать, чтобы тем самым сохранять память. Знать и помнить - вот то самое малое, что мы можем сделать для них.

Сегодняшнее поколение немецкой молодежи носит огромный камень вины у себя в душе. Это на самом деле удивительно, но многие немцы ненавидят свою страну и живут с чувством стыда. Подчас оно даже гораздо глубже тех националистических настроений, с которыми мне приходилось сталкиваться в России. Страшное прошлое значит для светлого будущего гораздо больше, чем казалось.

* * *

Мы бродим по лагерю: вот здесь раньше были бараки, а здесь проводили санобработку, кажется - вот-вот услышишь звук тяжелых шагов. У самых ворот на скамейке сидит пожилой человек в окружении семьи. Он плачет. Мужчина, который плачет, дорогого стоит. Мы проходим мимо, гид объясняет, что сюда часто приезжают бывшие заключенные. Необъяснимо тянет их сюда.

В выставочном зале экспозиция из старой обуви, которая осталась от военнопленных. Большие громоздкие ботинки расставлены с особой тщательностью, к каждому прикреплен номер. Осматриваешь все мельком, и вроде бы уже идти дальше, но тут что-то словно ударяет по голове: среди всех этих больших стертых и потрепанных башмаков взгляд останавливается на детском сандалике. И отойти становится сложнее. И почему-то потом, уже много дней спустя, он все еще стоит перед глазами...

Олеся МИХЕЙКО


Постоянный адрес статьи http://uglich.ru/publics/?artid=1258

Оставить свой комментарий

Ваше имя
Комментарий
Дата Период

11/01/2012 За колючей проволокой Бухенвальда

19/12/2011 Мусор в Германии считают ценным материалом



Памятные даты Углича

29 марта 2001г.  
- 16 лет назад
Умерла Новикова Валентина Федоровна

1 апреля 1919г.  
- 98 лет назад
Умер Рыкачев Михаил Александрович

4 апреля 1936г.  
- 81 год назад
Принятие решения о передаче рукописных документов в угличский архив

1 мая 1920г.  
- 97 лет назад
Основана метеостанция III разряда с одним наблюдателем

5 мая 1816г.  (23 апреля 1816г. ст. ст.)
- 201 год назад
Награждение угличских купцов бронзовыми медалями за пожертвования в 1812 году



 
НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ НАШ РАЙОН ТУРИЗМ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯМ ИНВЕСТИЦИИ ОФИЦИАЛЬНО
МУНИЦИПАЛЬНЫЕ УСЛУГИ ФОТОГАЛЕРЕЯ ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ СПРАВОЧНЫЙ СТОЛ ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ Электронная запись в УСПИТ
ПОИСК  
© 2003-2016 г. Администрация Угличского муниципального района
Условия использования информации
Информация о разработчика
Полезные ссылки
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Версия для печати